16.03.2015 18345

Другая сторона Au-Pair'ства


Анастасия Ситарская прислала нам свой рассказ об ее опыте участия в программе Au Pair в Германии. Он значительно отличается от тех, что мы обычно публикуем. Но ведь тем интереснее — можно взглянуть на программу с другой стороны.


Семья — этнические немцы: мать – домохозяйка, отец – инженер, трое детей: 18-летний сын и 9-месячные дочери-близняшки (мои подопечные).

С оформлением необходимых документов семья меня очень торопила, я все сделала так быстро, как это было возможно и через два с лишним месяца уже была в Германии. 

Как только я перешла порог дома, я сразу же поняла, что к моему приезду готовились как минимум месяца четыре. Об этом мне говорил пятый слой пыли на их мебели. В семье жили 2 кошки и, когда я ступала по полу, то их шерсть пушком летала по всему дому, но самым страшным местом оказалась кухня, такой бардак (горы немытой посуды, жир на рабочих поверхностях) мне приходилось видеть нечасто, особенно в таких хороших домах. 

В договоре, заключенном между нами, было указано, что в доме 5 комнат и 2 ванные комнаты, однако, на месте я обнаружила, что в доме 4 комнаты и 1 ванная комната. Мне объяснили, что они не ожидали, что я так быстро приеду, и не успели сделать для меня комнату, да еще и ванную комнату построить.

Первую ночь я спала на втором этаже в вестибюле, уже на следующий день его часть была отгорожена гипсокартонными перегородками, и у меня появилась «своя комната», освещаемая одной тусклой лампочкой над дверным проемом, однако дверь у меня так и не появилась до самого моего отъезда домой в Россию. Это доставляло мне неудобства, так как напротив находилась комната старшего сына семьи, у которого при этом тоже не было двери.

В моей комнате были только кровать и шкаф. Позже ее заставили коробками из под бытовой техники и ненужными вещами. Хотя в доме есть чердак и гараж! Заниматься немецким мне приходилось лежа на кровати или на полу. Проходя мимо моей комнаты, гастпапа все время с заботой говорил МНЕ, что надо бы стол поставить в мою комнату. 

Перед заключением договора об участии в программе Au-pair и моим приездом, мы договорились, что со мной в доме будут общаться на немецком языке. То, что семья русскоговорящая мне тогда казалось большим плюсом, так как в случае проблем в понимании друг друга, мы тут же можем перейти на родной язык. Однако на протяжении всего периода моей работы таких проблем так и не возникло, так как члены семьи предпочли забыть о своем обещании и продолжали общаться исключительно на русском языке. Они объясняли, что общение со мной по-немецки будет доставлять им неудобства, так как у меня начальный уровень немецкого языка. Отношения портить сначала не хотелось, поэтому настаивать я не стала, ждала начала занятий на языковых курсах. 
 

Но самое интересное меня ждало дальше

Сначала все было хорошо, дети очень быстро привыкли ко мне, да и члены гастсемьи были довольно вежливы и приветливы, только теперь я знаю сколько им приходилось работать над собой и сдерживать себя, чтобы быть такими милыми. Я выполняла все поручения, которые давала мне гастмама, никакого графика у меня не было, работала, конечно же, больше, чем пять часов в день, как и многие о-пэр. Четкого фронта работ никогда не давалось на день.

Я сама примерно распределила свои дела на неделю, какую комнату в какой день недели я убираю, так как гастмама сразу сказала, что ее не интересует когда и что я буду делать, лишь бы все это делалось, а мои вопросы "чем мне помочь сегодня тебе, кроме присмотра за детьми" ее ужасно раздражали. Я надеялась, что, когда начнутся курсы, то мы вместе составим хотя бы примерный график, чтобы всем было удобно. Я отмыла почти весь дом и помогала заботиться о детках.

Меня сразу удивило, что гастмама не делает с детьми никаких развивающих упражнений, все мои попытки начать с ними заниматься чем-то ну совсем простым сразу пресекались, в 9 месяцев дети лежали как бревна, даже еще не начинали пытаться садиться и встать на четвереньки, чтобы поползти. Гуляли с ними два-три раза в неделю, хотя рядом с домом у них был свой небольшой двор. Я не спорила и не настаивала делать так как я считаю правильным, это их личное дело, как развивать и воспитывать своих детей. Мне просто иногда было жаль девочек, потому что они ничего не видят кроме своего дома, мамы, меня и других членов семьи. Поэтому, когда к ним приезжали родственники, дети сразу начинали кричать и плакать, на что обижалась их бабушка, так как меня они не боятся, а при виде ее начинают орать.
 

И вот семья немного привыкла ко мне…

Сначала я стала свидетелем их ежедневных скандалов, а позже они начали выплескивать свои негативные эмоции и на меня. Они ухитрялись раздуть целый скандал из-за того, что какая-то вещь лежит не на своем месте. Сначала полчаса выясняли, кто ее сюда положил (конечно, все подозрения падали исключительно на меня), потом еще полчаса: какой логикой виновник руководствовался, когда поставил эту вещь именно на это место, и еще примерно час читали целую лекцию, почему эта самая вещь должна лежать в другом месте. Или, например, салфетка на столе неправильно сложена, ковер буквально сантиметров на 10 передвинут со своего места, тряпочки, которыми детям мы вытираем сопли и слюни сложены рисунком внутрь – все это были причины ругани и скандалов, выяснений отношений, унижений и чтений бесконечных лекций.

И вот в один из дней, когда прошел примерно месяц моей работы в семье, гастмама закатила целый скандал и начала упрекать меня в том, что я не догадываюсь до того, что она хочет, чтобы я делала: «Почему я должна думать за тебя, что ты должна делать? Ты же член семьи!». Стала показывать, что в шкафах пыльно и нужно все вытаскивать из них и вытирать там. Я пыталась объяснить, что самовольно лазить в шкафах мне неудобно, все-таки я не у себя дома, нужно было просто сказать мне, я же не отказываюсь помогать, на что последовал ответ, что я уже живу целый месяц с ними и до сих пор не могу сама догадаться, что в их доме я должна делать.

В общем, с того дня я усердно развивала свои экстрасенсорные способности, чтобы точно догадаться, что же от меня хотят. Таким образом, я вообще освободила гастмаму от уборки в доме, при этом уборка кухни (самого страшного места в их доме) считалась моим свободным временем, так как я член семьи и должна убирать за всеми вне рабочего времени. Поскольку с детьми гуляли редко, я почти безвылазно сидела дома с детьми и гастмамой и не всегда имела возможность сходить даже в магазин на 20 минут.

В свой первый выходной день я сначала полдня гуляла по городу, а потом у себя в комнате занималась немецким (поскольку в рабочие дни времени у меня не было) и общалась по Интернету с друзьями и близкими. На следующий день я выслушала целую лекцию, почему я веду себя не как член семьи, ну и что, что у меня выходной, я должна участвовать в их жизни, а именно убирать на кухне, помогать сидеть с детьми и больше общаться с ними, а особенно с гастмамой. Дело дошло до того, что, когда мне нужно было пойти в течение недели в парикмахерскую буквально на один час, гастмама сказала мне брать выходной для этого. 
 

Отдельно хотелось бы рассказать о питании семьи

Каждый вечер я по несколько часов слушала целые лекции о здоровом питании и о том, как экономно покупать продукты, а также как мне невероятно повезло попасть именно в их семью, так проходило мое свободное время вечером, когда я только и мечтала о том, чтобы подняться к себе и лечь спать. В их семье было не принято готовить впрок, никогда ничего готового в холодильнике не было, все сырое. Я несколько раз сама купила продукты и сделала себе суп, который ели потом все, в том числе и гастмама, которая говорила, что это, конечно же, не вкусно. Но потом у меня совершенно не было времени готовить ни себе, ни им.

На ужин часто мы ели какие-нибудь бутерброды или салат, а иногда пиццу, разогретую в микроволновой печи. Когда старший сын семьи спрашивал, почему поесть, как обычно нечего, гастмама начинала орать, что она даже не успевает уже третий день сходить помыться, не то что приготовить еду (и это при том, что я освободила ее от уборки вообще, помогаю сидеть с детьми, 24 часа в сутки я постоянно дома, никуда не могу пойти!).

Но не это самое интересное. Те продукты, которые мне нравились сразу же переставали покупать. Когда я обнаружила, что мне нечего есть у них, я попросила купить мне йогурт, потому что я его очень люблю (ну какая разница, потратят они деньги мне на йогурт, зато им больше достанется их колбасы). Но мне ответили, что я обнаглела, они не обязаны, покупать мне еду, а если мне не нравится то, что они едят – это мои проблемы. Я первое время стала сама себе покупать некоторые продукты, в том числе йогурт. И гастпапа, когда это увидел, сжалился, если можно так сказать, купил целый ящик дешевого йогурта, у которого заканчивался срок годности. Я пихала этот йогурт в себя на завтрак, обед и ужин лишь бы успеть доесть его до окончания срока годности, потому что боялась, что если я не успею, они же закатят скандал, что я так просила купить мне йогурт, а в итоге им пришлось пол-ящика выкинуть в мусорный контейнер. Но они больше и не покупали мне его все равно. 
 
Когда я сообщила о своем решении искать новую семью и назвала причины такого решения, на меня обрушилась целая волна негатива.

Они сообщили и какую большую сумму денег они на меня истратили (это при том, что за курсы они не платили, соответственно и за проезд к ним, еду они специально для меня не покупали, а их еду я ела очень мало, и за последний месяц моей работы мне не заплатили), и как бедный гастпапа суетился, бегал по Ратуше, оформлял документы («бегал и суетился» — это взял термин и в назначенный день пришел без всякой очереди, сдал необходимые документы), они выбрали меня, хотя могли выбрать кого-нибудь другого (ну тут уж извините, я бы тоже уже была рада выбрать другую семью).

А потом они вообще заявили, что они такие добрые и хорошие, и мне так доверяли, что даже разрешали пользоваться своими ванной и туалетом, при этом других ванной и туалета, которыми я могла бы воспользоваться, в доме не было! И вот две недели мне еще пришлось слушать подобные лекции. В итоге они отбили у меня желание работать в другой семье, хотя предложения были, но, в конце концов, я приняла решение вернуться домой. Гастпапа забрал у меня симкарту (она была оформлена на него), я оформила на себя другую и он обещал перевести на нее деньги, которые лежали на той карте, которую я ему отдала, потому что я совсем недавно пополнила свой счет (на ней лежало 13 евро). В итоге ничего он мне не перевел, за месяц работы не заплатил, еще очень расстроился, когда с меня в Ратуше не взяли деньги, когда выписывали из их дома. Проработала я у них 4 месяца.

Будущим о-пэр хотелось бы дать совет, прежде чем соглашаться работать в семье, узнайте в каких условиях вы будете жить, будет ли у вас в комнате дверь, окно и стол, будет ли график работы и что конкретно будет входить в ваши обязанности, обязательно пусть все обязанности будут прописаны в договоре и очень четко, а не общими фразами. И не забудьте выяснить, чем питается семья, потому что целый год есть одни бутерброды и сырой мясной фарш невозможно.






Другие статьи категории «Au Pair / FSJ в Германии»: