04.09.2015 3271

Берлинская телебашня — главный ориентир столицы


Однажды в Берлине провели эксперимент: заретушировали на панорамном снимке столицы телебашню и показали его немцам. Без вышки почти никто не смог опознать город! Это говорит о том, что знаменитую постройку по праву называют символом города, определяющим его силуэт.

Берлинская телебашня

В первые годы существования ГДР только 80 процентов ее жителей могли слушать государственное радио: восточноберлинские частоты были слишком слабыми. Зато западные волны радиоприемники восточных немцев ловили отлично. Правительство понимало: нужно было срочно построить новую телерадиобашню, не только мощную, но и высокую, которую будет видно по ту сторону Берлинской стены и которая станет достойным символом процветающего социализма.

Но "срочно" не вышло. Изначально телебашню планировали возвести на юго-востоке города, на холме Мюггельберген, но сообразили, что вблизи аэропорта Шёнефельд она станет помехой для воздушных перевозок. Второе выбранное под строительство место – парк Фридрихсхайн – из-за неподъемно высокой стоимости (30 миллионов восточных марок) отвергло руководство ГДР: после возведения Стены в Восточной Германии был экономический кризис. Наконец остановились на Александерплац, местность вокруг которой градостроители и так планировали обновить.

Среди архитекторов был объявлен конкурс. Телебашня, которая послужит памятником Марксу и Энгельсу, с украшенным рубинами шаром, позолоченной антенной и парящим в воздухе красным мраморным блоком с надписью "Пролетарии всех стран, объединяйтесь" – такой видел будущую телебашню главный архитектор Восточного Берлина Херман Хензельманн, вдохновленный формой советского космического спутника.

Проект Хензельманна сначала сочли слишком эксцентричным и непомерно дорогостоящим, но через некоторое время все же утвердили – правда, с изменениями.

В августе 1965 года на Александерплац началось строительство. И четыре года спустя, после целого ряда проволочек, зато аккурат к 20-летию создания ГДР, телебашня была торжественно открыта.

За процессом ее возведения первый секретарь ЦК СЕПГ Вальтер Ульбрихт следил лично, а на торжественном открытии башни произнес хвалебную речь.

Правда, радовался геноссе Ульбрихт недолго. Вскоре обнаружилась непредвиденная оплошность. При ярком солнце на символе коммунистической мощи появлялось отражение креста, что тут же породило массу прозвищ для телебашни. Берлинцы, намекая на атеизм социалистического правительства, нарекли этот крест "местью папы". Существует байка, что кто-то из членов партии пытался объяснить народу, что злосчастный солнечный блик – это вовсе не церковный крест, а плюс социализма. Тем не менее, к постройке приклеилось и другое прозвище – "святой Ульбрихт", а после – "телеспаржа" и "внушительная булава".

Как бы то ни было, правительственная задача была выполнена и даже перевыполнена. Башня быстро превратилась в настоящий символ города, причем, благодаря своей узнаваемости, такой удачный, что позавидовал бы любой профессиональный маркетолог.

Как утверждает руководитель туристической организации Visit Berlin Буркхард Кикер, по популярности среди туристов Берлинская телебашня обгоняет даже Бранденбургские ворота, которые являются одним из трех самых популярных строений мира.

И это при том, что высота ее по нынешним меркам достаточно скромная. 368-метровая берлинская телебашня держит в Европе третье место по высоте, но не входит даже в десятку самых высоких телебашен в мире. Зато ее, как никакую другую, любят туристы. За годы существования Берлинской телебашни на нее поднялось порядка 60 миллионов человек. Эксплуатирующей компании даже пришлось специально разработать электронную систему листов ожидания, чтобы не заставлять гостей выстаивать многочасовые очереди.

Смотровая площадка находится на высоте 203 метра. Подъем на нее на скоростном лифте длится 38 секунд. Этажом выше разместился вращающийся ресторан: ровно за час он совершает полный круг, и гости в течение ужина могут полюбоваться Берлином со всех сторон.

Помимо использования телебашни по прямому назначению и как культурной достопримечательности, со временем берлинцы нашли для городского символа и еще одно практическое применение. Башню видно практически отовсюду и по ней можно ориентироваться, если не понятно, в какую сторону идти.



Ксения Максимова, Germania-online






Другие статьи категории «О Германии и немцах»: