Регистрация

[ Новые сообщения · Правила форума · Поиск по форуму ]







Мы в соцсетях:


  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум об изучении немецкого языка, жизни и учебе в Германии » Изучение немецкого языка » Трудности перевода » Помогите с переводом рукописного документа
Помогите с переводом рукописного документа
moctДата: Понедельник, 05.03.2018, 10:14 | Сообщение # 1
Школьник
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Не на сайте
Прошу помощи с переводом рукописного текста. Не все написанные буквы могу адекватно распознать. Заранее благодарен за помощь.

 
KMIДата: Понедельник, 05.03.2018, 11:03 | Сообщение # 2
Абитуриент
Группа: Проверенные
Сообщений: 60
Награды: 8
Репутация: 5
Статус: Не на сайте
Aus
Dankbarkeit und Liebe
widmet diese Zeilen
den
vielgeliebten theuren Eltern zum Weihnachtsfeste
Katharina.
Den 25ten Dezember 1879.

Verschmähet, o liebe Eltern, nicht
Mein kindliches Bestreben,
Die Weihnachtsgabe klein und schlicht,
Aus Liebe Euch gegeben.
Es ist des Dankes schwacher Zoll,
Mein Herz dabei des Wunsches voll:
"Glück, Heil sei Eurem Leben!"

C благодарностью и любовью
посвящает эти строки
любимым дорогим родителям на Рождество
Катарина.
25 декабря 1879 года.

Не отвергайте, дорогие родители,
Мое детское рвение (этот плод моих стараний) -
Рождественский подарок - маленький и скромный,
Подаренный вам с любовью.
Это всего лишь небольшая дань/долг благодарности,
И мое сердце полно желания/И от всей души желаю :
«Счастья и благополучия вам в вашей жизни!»


Сообщение отредактировал KMI - Вторник, 06.03.2018, 01:11
 
ефкыекыфДата: Четверг, 08.03.2018, 14:43 | Сообщение # 3
Студент
Группа: Проверенные
Сообщений: 96
Награды: 7
Репутация: 8
Статус: Не на сайте
__Перевод никуда не годится. Ответственней, ответственней нужно относиться всем нам, к тому что мы пишем на этом форуме. Пока это не привело к международному скандалу. Ну, для начала, зачем коверкать имя бедной Катерины? — банальная невнимательность. И главное: совершенно незаслуженно можно упрекнуть немцев в бесчувственности.

__Не просто «любимым», а «горячо любимым». Согласитесь, есть разница. Ну и потом:

О, не посмейтесь, мать с отцом,
Над тщанием ребёнка —
Над скромным даром в Рождество,
Исполненным любовью.
То к вам почтенья нищий жест,
И в сердце бьётся, словно песнь:
«Свет, мир над отчим домом!»


__Такими вещами не шутят.

__Поскольку поэзия — дело щепетильное, по мере сил постараюсь дать необходимый комментарий.
__Говоря о поэтическом переводе, следует иметь в виду, что всегда это — своего рода компромисс, как в принципе на чужом языке мы не можем воспроизвести вещь, сохранив все её изначальные свойства, а на примере стихов это проявляется тем более. Но компромисс этот вовсе не означает «не мне не тебе». Переводчик ищет согласия между размером, рифмами, звукописью, конкретными словами и образами, смысловыми категориями, стилем — в общем, всеми формальными признаками, и общим впечатлением, общим смыслом, подтекстом; настроением, духом стихотворения; его послевкусием, идеей, чувством и тому подобным. В результате должна родиться самостоятельная вещь, быть может с некоторой отсылкой к оригиналу, но она должна быть самодостаточна — не держаться лишь на костылях исходного текста. И уступка в одном может означать приобретение в другом. Новое стихотворение может обладать и новыми чертами, не присущими его прародителю, но созвучными ему. Тут встаёт ещё одна интересная проблема: если мы всё-таки стремимся к максимальной когерентности текстов во всех смыслах, в противовес пресловутому вольному переводу, художественная ценность полученного продукта должна быть примерно одинаковой с исходным. Это далеко не всегда удаётся, но сразу бросается в глаза. Так, можно и переборщить, наделив свое творение, чем и не пахнет в оригинале, или, наоборот, обузить его, умалить значимость. Для исто хороших вещей этот вопрос скорее стоит иначе: здесь мы только с разных сторон стремимся к некоторому пределу, означенному гениальной находкой, в редких случаях лишь достигая его. К «среднечковой» же вещи, если таковую вообще имеет смысл переводить (иногда это правда имеет смысл), подход, как ясно, совсем другой.
__Чтобы полнее обозначить обстоятельства, в которые попадает переводчик, взявшись за стихотворный текст, хочу привести один яркий пример из разряда предельных. Так, сложившаяся в поиске компромиссного пути концепция перевода может быть следующей: а как бы автор написал эти стихи, охвати его то же чувство, то же стремление, тот же порыв, но обладай и владей он средствами моего языка в равной степени, как и своего? Это отнюдь не пустые слова, ибо как часто мы преднамеренно ограничиваем свой язык, рассматривая его через призму другого — так не поступил бы автор, твори он на нашем языке! — когда пристало бы обратиться к иной ветви, что, быть может, доступна лишь нам как носителям, но отстоит на том же уровне от оригинальной. В результате такого подхода может сложиться вещь, внешне отнюдь не похожая на свой источник, но в том-то и дело, что только внешне. Впрочем, нужно осознавать: данная концепция есть всегда в значительной мере догадка, фантазия.
__Теперь, после введения некоторых понятий, начну по существу. Предложенный перевод есть продукт скорее традиционной переводческой концепции, однако с некоторыми, как мне кажется, оговорками. Изначально, упрощенно скажем, я стремлюсь сохранить слова и образы оригинала, частные смысловые категории. Иногда, кстати, нарочито перенося образ одного языка на другой без замены его эквивалентным, ибо в этом смысле сродни, если не ошибаюсь, Корней Иванычу Чуковскому, совершенно независимо придя к выводу, что прямой перевод образов порой даже полезен, как погружает нас в атмосферу другого языка, позволяет проникнуться ментальностью народа — его носителя, что может быть необходимым для достоверного понимания общей картины, где заключается этот образ. В данном переводе, впрочем, сие за отсутствием оказии не наблюдается. Далее я глубокого мнения о том, что музыка стиха, пусть не несет непосредственно смыслообразующей нагрузки, но служит своего рода проявителем, катализатором смыслов для структур, эту музыку составляющих. Считаю, что именно в своей музыкальной оболочке слово, стих, строфа приобретают их законченный смысл, звучание, а с тем — совершенно недопустимым пренебрегать сим. Если хотите, как и обыкновенно, здесь особое внимание я старался уделить фонетической составляющей стиха, этой подложке оттеняющей все частные значения слов и предложений. Но никогда в угоду этим формальным признакам как таковым я не хочу поступиться с общим духом (наверное, самое ёмкое определение) стихотворения, который в нем наблюдаю.
__Явленное стихотворение я нахожу вполне переводимым, а означенный перевод — вполне удовлетворительным. Также вполне возможно, что впоследствии он претерпит изменения, как работа велась всего сутки, чего, как правило, редко достаточно. Но на данном этапе результат считаю презентабельным, коим и удовлетворяю потребность в запрошенном переводе.

__Хотелось бы привести ещё одну заметку, не вписавшуюся в рамки предыдущего разговора. Немецкий язык, в сравнении с русским, будучи более бедным на флексии и менее притязательным на слова в выражении ходовых понятий (ну, многозначности слов, на базовом уровне, мне кажется, больше в немецком), обладает, как я подметил, интересной особенностью. До некоторой степени в построении фразы, ее длины (не берём многовесные словечки и выражения), немецкий язык является, за правило, более ёмким чем русский. Но на некоторой «протяженности» предложения (какая колеблется от раза к разу) происходит словно прорыв через барьер, какая-то трансформация, позволяющая «великому и могучему» ровно те же понятия и смысловые категории, выражать гораздо короче, притом ничуть не теряя, а порой и приобретая в полноте, в звонкости. Заметил я это, анализируя профессиональные переводы различных текстов и лично работая над переводами, а происходит это, думаю, тогда, когда в какой-либо фразе, акцент со связи слов между собой, упор от смысла отдельных словосочетаний, смещается на взаимосвязь относительно цельных синтаксических конструкций, грамматических основ — когда существенны становятся громоздкие и неповоротливые немецкоязычные «рамки» и тому подобные штуки, позволяющие русскому языку вырваться вперёд. Так вот: в данной строфе как раз русский всё ещё гонится за немецким. Так, нетрудно заметить, при переводе потеряна одна локальная смысловая категория — klein (то что подарок небольшой), однако общая категория незначительности дара в сравнении с родительским трудом и любовью, вложенными в ребёнка, — сохранена; также ушло обращение к родителям liebe как дорогим, впрочем, весьма тривиальное и не несущее явной нагрузки — ходовое, не акцентируемое. В остальном не вижу смысла дробить: остальное, считаю, всё передано.
 
KMIДата: Четверг, 08.03.2018, 15:06 | Сообщение # 4
Абитуриент
Группа: Проверенные
Сообщений: 60
Награды: 8
Репутация: 5
Статус: Не на сайте
Мой перевод вспомогательный, близкий к буквальному тексту оригинала. Для учебных целей достаточно. Здесь не форум поэзии, если Вы не заметили.

P.S. Вы страдаете нарциссизмом и словесной диареей. Что-то Вас не сильно беспокоят собственные ошибки/неточности, например, в недавнем разборе и переводе  фронтового письма. Что это там у Вас, к примеру, за "мешочки" с "каврижиками"?


Сообщение отредактировал KMI - Четверг, 08.03.2018, 15:10
 
Форум об изучении немецкого языка, жизни и учебе в Германии » Изучение немецкого языка » Трудности перевода » Помогите с переводом рукописного документа
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: