Регистрация

[ Новые сообщения · Правила форума · Поиск по форуму ]







Мы в соцсетях:


Страница 3 из 5«12345»
Форум об изучении немецкого языка, жизни и учебе в Германии » Изучение немецкого языка » Практика изучения немецкого языка » А как вы учили немецкий?
А как вы учили немецкий?
iskra_neДата: Суббота, 07.07.2012, 13:29 | Сообщение # 31
Профессор
Группа: Проверенные
Сообщений: 285
Награды: 3
Репутация: 3
Статус: Не на сайте
Quote (Anny)
iskra_ne, если не секрет, с какой целью хотите сдавать на А2? Просто для себя?


Сдавать тест важно для самооценки, чтобы понимать, что и как делаю (я учу язык самостоятельно, вот и будет проверка)... ну и в перспективе - хочу получить рабочую визу или так называемую Синюю Карту: этой весной правительство Германии решило обновить закон о рабочей силе из-за рубежа. Я по образованию педагог, здесь требуются и педагоги, и врачи, и инженеры, ну и конечно же, святое дело - компьютерщики различной направленности. Не знаю, как в других профессиях, но в моей есть с чем сравнивать: в Украине зарплата учителя/тренера от 200 евро до 400 - это уже в УНИ крутых, а в Германии от 2000 евро до 4500...
Главное, знание языка, и чтобы диплом котировался...


Ich liebe dich das Leben!
 
barikДата: Суббота, 07.07.2012, 14:13 | Сообщение # 32
Аспирант
Группа: Проверенные
Сообщений: 133
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Не на сайте
Quote (Anny)
barik и iskra_ne, если не секрет, с какой целью хотите сдавать на А2? Просто для себя?

Планирую уехать учиться в германию, нужен уровень b2-c1 время пока есть чтоб достигнуть таких высот вот сижу штудирую)
 
AnnyДата: Суббота, 07.07.2012, 18:46 | Сообщение # 33
Школьник
Группа: Проверенные
Сообщений: 12
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Не на сайте
ого! ну, ради таких целей, конечно, есть смысл и экзамены сдавать.
удачи вам в изучении языка smile
когда сдадите экзамен, не забудьте рассказать wink

Добавлено (07.07.2012, 18:46)
---------------------------------------------
Сейчас прошла тест на busuu. Показал уровень В1. Удивлена очень!
Там тесты действительно подобны тестам при сдаче на сертификат?
Как-то уж слишком легко показалось.
Тесты, которые находила на разных сайтах в интернете, вроде бы сложнее были.

 
iskra_neДата: Воскресенье, 08.07.2012, 16:07 | Сообщение # 34
Профессор
Группа: Проверенные
Сообщений: 285
Награды: 3
Репутация: 3
Статус: Не на сайте
Quote (barik)
Согласен с тобой насчет а1,


barik я вот ещё нашла тестирование на уровень знания языка, если хочешь, проверь себя, я прошла и по А1 получила 93%, так что действительно нет смысла сдавать в Гёте на уровень А1, как минимум А2 или лучше В1... время до осени-зимы ещё предостаточно, так что - вперёд...

Только что прошла и на А2, получилось 77%, просмотрела ответы, в одном задании вместо цифр нужно было писать полностю день недели... В общем, был бы выше балл. Но и так неплохо для самостоятельного изучения. Тем более что тест проходила на немецком (там есть функция для этих уровней читать задания по-русски).

Тест
bye

Добавлено (08.07.2012, 16:07)
---------------------------------------------
Quote (Anny)
Сейчас прошла тест на busuu. Показал уровень В1. Удивлена очень!
Там тесты действительно подобны тестам при сдаче на сертификат?


Anny я тоже думаю, что у них всё немного упрощено, но... я читала у них на сайте, если ты пройдешь все уровни, то они тебе выдадут сертификат, который котируется как и в инст. Гёте...
Но как я поняла, нужно пройти все уровни... а это очень долго... хотя, почему бы и нет...
Молодец, так держать.. hands ok respect :respect:

Я тебе тоже советую зайти по этой ссылке, проверить свои знания по другой методике... интересно, всё таки...


Ich liebe dich das Leben!

Сообщение отредактировал iskra_ne - Воскресенье, 08.07.2012, 17:36
 
AnnyДата: Воскресенье, 08.07.2012, 19:03 | Сообщение # 35
Школьник
Группа: Проверенные
Сообщений: 12
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Не на сайте
Спасибо за тест, iskra_ne smile
А1 - правильно 26 из 30.
Хотела попробовать А2, но что-то сайт заглючил. Попробую зайти чуть позже smile
 
barikДата: Воскресенье, 08.07.2012, 19:08 | Сообщение # 36
Аспирант
Группа: Проверенные
Сообщений: 133
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Не на сайте
ну я пока до бузу.ком не добрался но сайт сам видел очень хороший, знаю что там платные задания есть планирую зарегаться там и купить себе премиум чтоб все задания были открыты.
 
iskra_neДата: Воскресенье, 08.07.2012, 19:26 | Сообщение # 37
Профессор
Группа: Проверенные
Сообщений: 285
Награды: 3
Репутация: 3
Статус: Не на сайте
Quote (barik)
ну я пока до бузу.ком не добрался


baryk, это ссылка не на бузуу... это независимое тестирование, чтобы ты понимал, на какой уровень курсов ты хочешь записаться в будущем, например, или для себя, для проверки.


Ich liebe dich das Leben!
 
barikДата: Воскресенье, 08.07.2012, 20:16 | Сообщение # 38
Аспирант
Группа: Проверенные
Сообщений: 133
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Не на сайте
ну я понял) спасибо за ссылку но я говорил о бузу) а записываться я буду полюбому на b1 так как считаю что смогу до a2 сам подготовиться, вроде ничего сложного притом что в нете полно материалов для a1-b1 включительно)
 
qwerДата: Вторник, 10.07.2012, 00:49 | Сообщение # 39
Аспирант
Группа: Проверенные
Сообщений: 108
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Не на сайте
Учу немецкий в школе. Три часа в неделю. В основном переводим, иногда учим грамматику и слова. Дома решили заниматься прошлой осенью. Взялись учить слова, правила, читать тексты и слушать телевизор на нем.яз. Помучавшись какое-то время, мы поняли, что так учить бесполезно - слова забывались, читать не получалось.А вот грамматика в дальнейшем пригодилась. Я, вообще, считаю, что без грамматики труднее изучать нем. яз., хотя в сложности мы в ней не лезли, а изучали самое простое и необходимое. Короче, снова начались поиски в интернете. Найдя там много советов, предложений, способов, опытов по изучению яз., мы отобрали то, что посчитали для нас полезным и эффективным, немного подогнали под себя и начали заниматься. В общем, скачиваем из интернета аудио файлы в которых дикторами - дети, они медленнее читают. с аудио обязательно должны быть: файл с немецким текстом и файл с дословным русским переводом. Таких много в интернете. Немецкий текст копируем в Ворд и разбиваем на страницы увеличив шрифт до 18, так удобней пробегать глазами текст при прослушивании аудио. Теперь под каждую строчку в немецком тексте копируем соответствующие строчки из дословного русского перевода, но уже шрифтом 12 (чтобы они не отвлекали при работе с немецким текстом). Получившийся, разбитый на страницы текст распечатываем на принтере. К примеру, получилось 10 листов. Теперь аидио файл разбиваем на 10 частей, чтобы один аудио файл соответствовал тексту одного листа. Всё, теперь приступаем к изучению. Берём первый лист, включаем соответствующий аудио фал и слушаем, одновременно просматривая немецкий текст. На русский перевод внимания не обращаем. Запомнив произношение слов, начинаем пробовать читать. Научившись правильно (необязательно быстро) читать первый лист, приступаем к разучиванию второго (перечитывая каждый раз предыдущие листы) и т.д., пока не научимся быстро и правильно читать весь текст. Читаем обязательно вслух. После этого, читая текст про себя, обращаем внимание на дословный перевод, просматривая там значения незнакомых слов. Научившись читать и запомнив значение всех слов, начинаем прослушивать аудио файл полностью, стараясь понять, но уже без текста. Ну, в основном всё. А так ещё просматриваем сайты, сохраняем себе всё интересное и потом просматриваем. Да, ещё - тексты без аудио не читаю, слова отдельно не учу.
 
iskra_neДата: Вторник, 10.07.2012, 12:50 | Сообщение # 40
Профессор
Группа: Проверенные
Сообщений: 285
Награды: 3
Репутация: 3
Статус: Не на сайте
qwer, vielen Danke für deine Antwort... ok

Скажи пожалуйста, а это первый иностранный язык, который ты изучаешь?!?

Хороший метод, постепенно всё... неплохо!
Но он всё же расчитан на долгосрочное обучение, а если столько времени нет ?!? (имеется ввиду минимум 5-7 лет)...
Как ускорить изучение.
Я учу немецкий и немного анализирую его с английским. И наверное, всё таки, есть разница в обучении детей-подростков и взрослых тётек-дядек.. cool Скорее всего, я своего 8-летнего сына буду обучать примерно по твоему методу, хотя сложно ему давать грамматику. Хотя-хотя... люди все разные, кто-то легче воспринимает, кому-то сложнее, тут главное, охоту не отбить учить иностранный.
А кто тебе помогает изучать язык?, я много читала, что очень полезно, точнее сказать эффективнее, изучать язык в паре, не в классе, не в группе, а именно - в паре (с другом, преподавателем).
А кто тебе этот текст набрал?!? очень интересно и точно всё описано... happy
Спасибо за информацию, успехов в обучении!!!


Ich liebe dich das Leben!

Сообщение отредактировал iskra_ne - Вторник, 10.07.2012, 12:53
 
qwerДата: Среда, 11.07.2012, 00:15 | Сообщение # 41
Аспирант
Группа: Проверенные
Сообщений: 108
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Не на сайте
Чтобы ускорить изучение, нужно, по моему мнению, больше времени им заниматься. Ну, а в идеале - это попасть в языковую среду к дельному преподавателю. Я вообще не верю тем, кто говорит что иностранный яз. можно выучить за короткий срок. Метод, который я предложил, плох только тем, что в нём нет заключительного этапа - собеседника. Не думаю, что кто-то из немцев согласится терять время на разговоры со мной. Но всё равно - буду искать. Помогает мне отец, чисто в техническом плане. Языка он не знает. Это мой первый иностранный яз., дай Бог с одним разобраться.
 
iskra_neДата: Среда, 11.07.2012, 12:02 | Сообщение # 42
Профессор
Группа: Проверенные
Сообщений: 285
Награды: 3
Репутация: 3
Статус: Не на сайте
А это опыт изучения немецкого самого Марка Твена...
[size=15]
Марк Твен. Приложения к книге "Пешком по Европе"

--Перевод Р.Гальпериной, Текст сканирован с издания собрания сочинений М.Твена в 12 томах Том пятый стр.405-435.. Гос. Изд. Худ.лит. 1960 г.

Ничто не придает книге такого веса и достоинства, как приложение.
Геродот


А. Об ужасающей трудности немецкого языка
Достаточно крупицы знаний, чтобы породнить весь мир.
Притчи, XXXII, 7.


В Гейдельберге я часто засаживал в кабинет редкостей и однажды привел его хранителя в восторг своим немецким языком. В тот день я изъяснялся только по-немецки. Он слушал меня с интересом и, когда услышал достаточно, сказал, что моя немецкая речь - настоящий раритет, даже "уникум", и что он охотно приобрел бы ее для своей коллекции.
Бедняга не подозревал, чего мне стоило достичь такого совершенства, иначе он понимал бы, что подобная покупка разорила бы любого коллекционера.

Мы с Харрисом уже несколько недель, не помня себя, долбили немецкие вокабулы, и хотя достигли многого, однако ценой невероятных усилий и трудностей: достаточно сказать, что нам за это время пришлось похоронить трех учителей. Люди, никогда не изучавшие немецкий, понятия не имеют, до чего он путаный.

Смею вас заверить, что такого безалаберного, бессистемного, скользкого и увертливого языка, как немецкий, во всем свете не сыщешь. Вас носит в этом хаосе, как щепку в волнах; а когда вы уже думаете, что нащупали твердую почву среди бултыхания и сумятицы десяти частей речи, вы, перевернув страницу, читаете: "Учащемуся необходимо освоить следующие исключения".

Пробегаете страничку до конца и видите, что исключений больше, чем примеров на самое правило.

И снова вы за бортом - и в поисках нового Арарата вязнете в зыбучих песках неизвестности. Вот какую муку я претерпел и претерпеваю доныне! Каждый раз, как мне покажется, что из четырех загадочных падежей я выбралединственно правильный, в мое предложение вторгается какой-нибудь замухрышка - предлог, обладающий, однако, чудовищной разрушительной силой, - и все летит вверх тормашками. Допустим, учебник спрашивает о местонахождении некоей птицы (учебнику всегда нужно знать то, что решительно никому не интересно): "Где птица?"- допытывается он. На каковой вопрос я должен ответить - опять таки по учебнику, - что птица залетела в кузницу по причине дождя.

Разумеется, ни одна уважающая себя птица в кузницу не залетит, но я обязан держаться учебника. Вот я и начинаю подбирать немецкие слова. Начинаю, конечно, с конца, как и полагается у немцев. И рассуждаю так: Regen (дождь)-слово мужеского рода, а может быть, женского или среднего; ладно, сейчас не время это выяснять. Итак, это либо der Regen, либо die Regen, либо das Regen, смотря по тому, что скажет словарь, когда я к нему обращусь.

Предварительно же, в интересах науки, будем исходить из гипотезы, что Regen-мужескою рода. Итак, дождь - der Regen, но лишь при условии, если он дан в исходном положении, то есть только назван, но не дополняет и не
объясняет другие слова, - иначе говоря, если он стоит в именительном падеже;
но ведь дождь падает на землю и, как водится, лежит на ней лужами, а лежать - это "действие, указывающее на состояние" (по законам немецкой грамматики, лежать-тоже действие), и следовательно, тут требуется дательный падеж - dem Regen. На самом же деле здесь есть указание на переходное действие - дождь не просто лежит, он идет, и даже идет назло птице, а это означает движение, глаголы же, обозначающие движение, требуют после себя винительного падежа, и, следовательно, тут не dem Regen, a den Regen. Составив, таким образом исчерпывающий грамматический гороскоп слова "Regen", я уверенно отвечаю учебнику, что птица залетела в кузницу wegen (по причине) den Regen. Но тут мой учитель вежливо осаживает меня, поясняя, что словечко "wegen", затесавшись в фразу, при всех условиях и невзирая на лица ввергает предмет в родительный падеж, и птица, стало быть, забралась в кузницу "wegen des Regens".

NoB. В дальнейшем из еще более авторитетного источника я узнал, что и на это правило существует исключение, позволяющее говорить "wegen den Regen", - правда, лишь в особо указанных и трудно объяснимых случаях; но
исключение это распространяется только на слово "дождь".

Существует десять частей речи, и с каждой хлопот не оберешься. Самое обычное рядовое предложение в немецкой газете представляет собой неповторимое, внушительное зрелище: оно занимает полгазетного столбца; оно заключает в себе все десять частей речи, но не в должной последовательности, а в хаотическом беспорядке; оно состоит из многоэтажных слов, сочиненных тут же, по мгновенному наитию, и не предусмотренных ни одним словарем, - шесть - семь слов наращиваются друг на дружку просто так, без швов и заклепок (разумей, дефисов).

Такое предложение трактует о четырнадцати - пятнадцати различных предметах, каждый - в своем особом вводном предложении, причем несколько малых вводных включены в одно большое, как круглые скобки в квадратные; наконец, все большие и малые скобки заключены в скобки фигурные, из коих первая стоит в начале величественного предложения, вторая - на середине последней строчки, а уже за нею идет глагол, и только тут вы узнаете, о чем, собственно, речь; следом же за глаголом - как я понимаю, украшения ради-пишущий подсыпает с десяток всяких "haben sind gewesen gehabt haben geworden sein", и прочее и тому подобное, и только теперь импозантное сооружение завершено.

Это заключительное "аминь" представляет собой нечто вроде росчерка при подписи: не обязательно, но красиво. Немецкую книгу читать не так уж трудно - надо только поднести ее к зеркалу или стать на голову, чтобы перевернуть порядок слов, - научиться же читать и понимать немецкую газету не способен, по моему, ни один иностранец.

Впрочем, даже немецкая книга не свободна от увлечения вводными предложениями, хотя здесь они укладываются в несколько строк, и раз уж вы добрались до глагола, он кое в чем вам помогает - поскольку вы не все еще перезабыли.

Вот для примера фраза, позаимствованная мною из превосходного популярного романа, она заключает в себе небольшое вводное предложение. Я даю здесь буквальный перевод и ставлю в помощь читателю скобки и дефисы,
хотя в подлиннике ни того, ни другого нет. Там вы полностью предоставлены самому себе - добирайтесь как знаете в потемках до отдаленного глагола.

"Когда же он на улице (в-шелку-и-бархате-щеголяющую-и-крикливо-по-последней-моде-разодетую) государственную советницу встретил" и т. д. и т. д.

Я взял это предложение из "Тайны старой девы" г-жи Марлит. Оно построено по всем правилам немецкого синтаксиса; обратите внимание на то, как далеко отстоит глагол от операционной базы читателя. А вот в немецкой
газете вы обнаружите глагол разве что на следующей странице; бывает, говорят, и так, что, нанизав колонки две эффектнейших вводных предложений и прочих прелиминариев, пишущий второпях и вовсе забывает о глаголе, -и
получается, что читатель зря потратил время и силы: его любознательность осталась неудовлетворенной.

Наша литература тоже отчасти подвержена этой заразе: случаи заболевания вводными предложениями встречаются повседневно в наших книгах и газетах; но у нас это указывает на неопытность автора и некоторое затмение ума, тогда
как у немцев это, по видимому, свидетельство литературной изощренности и того фосфоресцирующего интеллектуального тумана, который выдает себя у них за ясность мысли. А между тем ни о какой ясности здесь не может быть и речи.

У любого суда присяжных достанет соображения в этом разобраться. Какой ералаш в голове, какое несварение мозгов должно быть у человека, если, желая сказать, что кто то повстречал на улице жену советника, он вдруг перерывает естественный ход событии, своих героев на полдороге и не дает им с места сдвинуться, пока не отбарабанит целый список того, во что героиня была одета. Это явная нелепость. Невольно вспомнишь зубною врача, который, наложив щипцы на ваш зуб и пригвоздив к нему все ваше внимание, вдруг пустится рассказывать бесконечный анекдот, прежде чем сделать роковой рывок. Вводные предложения в зубоврачевании и в литературе одинаково свидетельствуют о дурном вкусе.

У немцев встречается еще одна разновидность скобок: глагол делят на две части, из которых первая ставится в начале увлекательного пассажа, а вторая приберегается к концу.

Трудно представить себе большую путаницу и неразбериху. Такие глаголы называются приставочными. Немецкая литература кишмя кишит приставочными глаголами. И чем дальше обе части глагола отскакивают одна от другой, тем
больше доволен собой автор. Один из популярнейших глаголов этого типа reiste ab, что значит - уехал. Поясню на цитате другого романа, - я перевел ее на английский, значительно сократив:

"Наконец чемоданы были уложены, и он - У-, поцеловав мать и сестер и снова прижав к груди возлюбленную Гретхен, которая в своем простеньком кисейном платьице, с единственной туберозой в пышных волнах густых волос, неровным, спотыкающимся шагом спустилась по лестнице, все еще бледная от ужасов и волнений вчерашнего вечера, но мечтая еще хоть раз приникнуть к груди того, кого она любила больше жизни,- ЕХАЛ".

Однако не стоит задерживаться на приставочных глаголах. С ними всякое терпение потеряешь! А не послушаетесь моего доброго совета - не миновать вам размягчения мозга или затвердения. Личные местоимения и прилагательные тоже источник невообразимой путаницы, и желательно по возможности их упразднить.

Так, например, одно и то же словечко означает "вы, означает "она", означает "ее", означает "оно", означает "они" и означает "их". Представьте же себе, как нищенски беден должен быть язык, где одно слово исполняет обязанности шести, будучи при том хилым, хрупким созданием из трех букв. А главное, представьте себе положение слушателей, которые не знают, о чем с ними говорят. Вот почему, когда я слышу обращенное ко мне словечко sie, я готов растерзать говорящего, особенно если мы незнакомы.

Перехожу к прилагательным. Казалось бы, чего тут мудрить: чем проще, тем лучше. Но именно поэтому изобретатель злополучного немецкого языка все усложнил и запутал, как только мог. Возьмем выражение "наш добрый друг" или
"наши добрые друзья". В нашем - просвещенном - языке существует одна лишь эта форма, и нам ее вполне хватает. Иное дело немецкий язык. Когда немцу попадает в руки прилагательное, он принимается склонять его на все лады,
пока не досклоняется до абсурда. Это, если хотите, та же латынь. Так, он говорит:
Единственное число:

Именительный: Mein guter Freund
Родительный: Meines guten Freundes
Дательный: Meinem guten Freunde
Винительный: Meinen guten Freund.

Множественное число:

Именительный: Meine guten Freunde
Родительный: Meiner guten Freunde
Дательный: Meinen guten Freunden
Винительный: Meine guten Freunde


Пусть кандидат в сумасшедший дом запомнит все эти варианты, и за его избрание можно быть спокойным. В Германии лучше вовсе не иметь друзей, чем столько с ними возиться.

Выше я показал, как адски трудно склонять "мой добрый друг"; но это лишь треть ожидающих вас неприятностей: ведь прилагательные бывают не только мужеского, но и женского и среднего рода и в зависимости от этого
подвергаются все новым чудовищным искажениям. Прилагательных в этом языке больше, чем черных кошек в Швейцарии, и каждое из них так же обстоятельно склоняется, как и в указанном примере. Трудно? Хлопотливо?.. Словами этого не передашь! Один студент калифорниец говорил мне, что предпочтет уклониться от доброй выпивки, чем просклонять два немецких прилагательных.

Человек, выдумавший немецкий язык, явно не жалел трудов, чтобы запутать его елико возможно. Так, например, в обычных случаях вы пишете дом - Haus, лошадь - Pferd, собака Hund; но если те же слова встретятся вам в дательном
падеже, извольте прибавлять к ним этакий бессмысленный довесок в виде никому не нужной буквы "е" и пишите - Hause, Pferde, Hunde.

Однако такое же "е" служит в немецком, как "s" в английском, для обозначения множественного числа. Вот и получается, что бедный новичок, не разобравшись, ходит месяц дурак дураком, принимая одну дательную собаку за двойняшек; и не раз бывало, что такой же новичок, не располагающий большими капиталами, покупая одну собаку, платил за двух: он, видите ли, думал, что покупает собаку во множественном числе, тогда как это была собака в дательном падеже единственного числа. Закон, неукоснительно придерживающийся грамматики, будет на стороне продавца, так что в суд подавать бесполезно.

По-немецки все существительные пишутся с прописной, и это, надо сказать, удачная идея, а удачные идеи в этом языке особенно бросаются в глаза по причине их большой редкости. Я считаю такое написание удачным потому, что вы с первого же взгляда видите, что перед вами существительное. Правда, и тут возможна путаница, ведь любое имя собственное можно принять за обозначение предмета, а это заведет вас в такие дебри, что потом уже не докопаетесь до смысла. Это тем более возможно, что немецкие имена собственные всегда что-нибудь значат. Я как-то перевел одно предложение следующим образом: "Разъяренная тигрица сорвалась с привязи и начисто сожрала злополучный еловый лес" (Tannenwald) но когда, набравшись храбрости, я усомнился в этом факте, выяснилось, что Tannenwald в данном случае фамилия человека.

У каждого существительного свой род, но не ищите здесь ни логики, ни системы; а посему род каждого существительного в отдельности нужно вызубрить наизусть. Иного пути нет. Чтобы справиться с этой задачей, надо иметь память, емкую, как гроссбух.В немецком девушка лишена пола, хотя у репы, скажем, он есть.

Какое чрезмерное уважение к репе и какое возмутительное пренебрежение к девушке!
Полюбуйтесь, как это выглядит черным по белому, - я заимствую этот диалог из отлично зарекомендованной хрестоматии для немецких воскресных школ:

Гретхен. Вильгельм, где репа?
Вильгельм. Она пошла на кухню.
Гретхен. А где прекрасная и образованная английская дева?
Вильгельм. Оно пошло в театр.


Чтобы покончить с родом немецких существительных, остается добавить следующее. В этой области царит полнейший беспорядок: так, дерево - мужеского рода, почки на нем - женского, а листья - среднего рода; лошади -
бесполые животные, собаки - мужеского, а кошки - женского пола, - в том числе, понятно, и коты; рот у человека, шея, грудь, локти, ноги, пальцы, ногти и тело - мужеского рода; голова - мужеского или среднего, смотря по тому, какое слово вы употребили, а не в зависимости от того, кто обладатель головы: так что голова у немок - мужеского, или - в лучшем случае - среднего рода; нос, губы, руки, бедра и большие пальцы ног - женского рода; а волосы, уши, глаза, подбородок, колени, сердце и совесть вовсе не имеют пола. Очевидно, изобретатель этого языка только понаслышке знал, что такое совесть.

Из вышеприведенного анатомического исследования видно, что в Германии мужчина только мнит себя мужчиной, - при ближайшем рассмотрении у него должны возникнуть сомнения. Он убеждается, что, по сути дела, представляет
собой нелепую смесь полов; и если он может утешаться тем, что хотя бы на добрую треть принадлежит к мужественному мужескому полу, то ведь то же самое может сказать о себе любая женщина в корова в стране.

Правда, слово "женщина" по-немецки - женского рода, по явному недосмотру изобретателя этого языка, но зато жена (Weib) - отнюдь нет, и это крайне огорчительно. Жена по-немецки - существо бесполое, она - среднего рода. Но точно так же, если верить грамматике, рыба - мужеского пола, рыбья чешуя - женского, а рыбачка - среднего. Однако определить жену как существо бесполое, значит дать неполное, суженное ее определение, - это плохо; но еще хуже, когда определение страдает излишней полнотой.

Англичанин по-немецки - Englander; чтобы превратить его в англичанку, достаточно к концу слова прибавить - "in" - Englanderin. Кажется, ясно, однако немцу этого мало, и он впереди слова ставит артикль женского рода: die Englanderin.

Это все равночто сказать "она - англичанка". Такое определение, на мой взгляд, страдает излишней полнотой.

Но, предположим, что новичок вызубрил десятки существительных и освоил, какого они рода, -этого еще мало, ибо, как дойдет до дела, язык у него отказывается, говоря о неодушевленном предмете, вместо привычного англичанину "оно" произнести "он", "она". И если он даже мысленно составит предложение с положенными местоимениями на положенных местах - у него язык не повернется вместо законного "оно" произнести эти немыслимые "он" и "она". И даже пробегая текст глазами, он будет невольно подставлять привычные ему местоимения, тогда как должно это звучать примерно так:

ПОВЕСТЬ О РЫБАЧКЕ И ЕГО ГОРЕСТНОЙ СУДЬБЕ!


Хмурый, пасмурный День! Прислушайтесь к Плеску Дождя и барабанному Дроби Града, - а Снег, взгляните, как реют ее Хлопья, и какой Грязь кругом! Люди вязнут по Колено. Бедное Рыбачка застряло в непролазном Тине, Корзина с
Рыбой выпал у него из Рук; стараясь поймать увертливых Тварей, оно укололо Пальцы об острую Чешую; одна Чешуйка попала ему даже в Глаз, и оно не может вытащить ее оттуда.

Тщетно разевает оно Рот, призывая на Помощь, Крики его тонут в яростной Вое Шторма. А тут откуда ни возьмись - Кот, хватает большого Рыбу и, видимо, хочет с ним скрыться.

Но нет! Она только откусила Плавник и держит ее во Рту, - уж не собирается ли она проглотить ее? Но нет, храбрый рыбачкин Собачка оставляет своих Щенков, спасает Плавник и тут же съедает ее в Награду за свой Подвиг.

О ужас! Молния ударил в рыбачкин Корзину и зажег его. Посмотрите, как Пламя лижет рыбачкину Собственность своим яростным пурпурным Языком; а сейчас она бросается на беспомощный рыбачкин Ногу и сжигает его дотла, кроме большую Палец, хотя та порядком обгорела. Но все еще развеваются его ненасытные Языки; они бросаются на рыбачкину Бедро и пожирают ее; бросаются на рыбачкину Руку и пожирают его; бросаются на его нищенскую Платье и пожирают ее; бросаются на рыбачкино Тело и пожирают его; обвиваются вокруг Сердца - и оно опалено; обвивает Шею - и он
опален; обвивают Подбородок - и оно опалено; обвивают Нос - и она опалена.

Еще Минута, и, если не подоспеет Помощь, Рыбачке Конец. Время не ждет, неужто никто не явится и не утешит Бедняжку!

О Счастье! Проворной Стопой приближается Она - Англичанка! Но увы! Благородная Она Женщина опоздала: ибо где теперь злополучное Рыбачка? Оно избавилось от Страданий, отойдя в лучший Мир; единственное, что осталось во Утешение его близким, это дымящийся Кучка Пепла. О бедный, бедный Куча Пепла! Соберем же его нежно и почтительно на презренное Лопата и предадим вечному Упокоению, вознося Молитву о том, чтобы, вернувшись к новой Жизни, он обрел один-единственный, непреложный и верный Пол, закрепленный за ним в вечную Собственность, вместо множества лоскутных разномастных Полов, усеивающих его Клочьями, словно шелудивого Собаку.

Читатель и сам теперь видит, как трудно неискушенному человеку управиться с этой свистопляской местоимений.

Мне кажется, о каком бы языке ни шла речь, чисто внешнее, начертательное, и звуковое сходство между словами, не сходными по значению, неизбежно служит для иностранца камнем преткновения. Такие случаи можно наблюдать и в английском языке, но особенно их много в немецком. Есть, например, слово vermahlt,-будь оно неладно! Благодаря то ли действительному, то ли воображаемому сходству, я постоянно путаю его с тремя-четырьмя другими словами - vermalt, verschmдht, verdдchtigt и verschдmt,2 и только обратившись к словарю, убеждаюсь, что единственное его значение - "женатый".

Таких слов не перечесть, и со всеми ними просто мучение. В довершение всех бед немало есть слов, между которыми существует кажущееся сходство, но мороки с ними не меньше. Таковы, например, слова "verheuern" (сдавать внаем,
снимать), и "verheirathen" (другой синоним для "жениться"). Мне рассказывали об англичанине, который постучался к некоему гейдельбергскому жителю и на чистейшем немецком языке, какой только был ему доступен, заявил, что не
прочь "жениться" на его вилле.

Есть слова, которые при ударении на первом слоге означают одно, а при ударении на последнем слоге - другое. Так, одно и то же слово означает "беглец" и "беглое проглядывание книги"; одно и то же слово "umgehen" означает "часто встречаться" с человеком и "избегать его, смотря по тому, куда падает ударение. Поставишь его не туда - и нарвешься на неприятность!

В немецком языке существует ряд очень полезных слов. Например, слово Schlag и слово Zug. В словаре "Шлягу" отведено три четверти колонки, а "Цугу" - все полторы. "Шляг" означает - удар, ушиб, розга, рана, сотрясение,
грохот, размер, ритм, такт, темп, род, сорт, вид, штрек, апоплексия, огород, поле, валка леса, пенье, щебетанье, чириканье, щекот соловья.

Но таковы только собственные, прямые значения этого слова, его постоянные, строго прикрепленные значения; дело в том, что есть тысячи способов открепить его, и тогда оно взовьется к небу и пойдет парить на крыльях, так что и не удержишь. Достаточно прикрепить к его хвосту то или иное слово-довесок, и оно примет любое угодное вам значение. Начните хотя бы с Schlagader - "артерия", а потом пройдитесь по всему алфавиту - вплоть до Schlagwasser - "трюмная вода" и включая Schlagmutter - "теща".

То же самое и "Цуг". Его прямое значение - тяга, сквозняк, движение, шествие, колонна, вереница, стадо, стая, упряжка, обоз, поезд, караван, черта, линия, штрих, шахматный ход, закидывание сети, дыхание, предсмертная судорога, агония, орудийная нарезка, шнурок. Когда к слову "Цуг" присоединены его законные довески, оно может значить решительно все на свете, - значения, которое ему несвойственно, ученым еще не удалось открыть.

Таким словам, как "Шляг" и "Цуг" цены нет. Вооружаясь ими, а также неизбежным "Альзо!", иностранец может на что угодно отважиться на немецкой земле.

Немецкое "Альзо!" тождественно нашему "Знаете ли" и в разговорной речи ничего не значит, хотя, напечатанное, имеет порой какой-то смысл. Стоит немцу открыть рот, как оттуда выпадает очередное "Альзо!", а стоит ему закрыть его, как он раскусывает пополам новое "Альзо", рвущееся следом.

Оснастившись этими тремя магическими словами, иностранец сразу почувствует себя хозяином положения. Он может говорить не задумываясь, что ни придет в голову, может излить наудалую весь свой нехитрый запас немецких слов, а случись заминка, не беда - пусть только кинет в пробоину слово "Шляг": девяносто девять шансов против одного, что оно заткнет дыру, как пробка или затычка. В крайнем случае пусть, не робея, бросит следом "Цуг". "Шляг" и "Цуг" вместе могут законопатить любую брешь; если же паче чаяния и они не выручат, у него еще есть в запасе "Альзо!". "Альзо!" даст ему возможность перебиться до подыскания следующего слова.

В Германии, готовясь к словесному бою, не забудь прихватить парочку "Шлягов" и "Цугов" - с ними не пропадешь. Если даже остальные твои заряды будут расстреляны в воздух, эти что-нибудь да зацепят, А потом скажи спокойно: "Альзо!" - и перезаряди снова. Ничто так не способствует впечатлению плавности, непринужденности и свободы в немецкой (и английской) речи, как вовремя ввернутое "Альзо!" (и "Знаете ли").

В своей записной книжке я нашел следующую интересную заметку:

1 июля. - Вчера в местном лазарете у больного путем иссечения было успешно удалено из горла тринадцатисложное слово; пациент - немец из окрестностей Гамбурга. К сожалению, хирурги, полагая, что он носит в себе целую панораму, неправильно определили место для разреза, вследствие чего больной скончался. Этот трагический случай произвел в городе тяжелое впечатление.

Текст этой заметки подводит меня к самой интересной и поучительной части моей темы - к вопросу о длине немецких слов. Иные из них так длинны, что их видишь в перспективе. Вот несколько примеров:

Freundschaftsbezeiigungen.

Dilettanleiiaufdringlichkoiton.

Stadtverordnetenversammlungen.

Этого уже не назовешь словами - это алфавитные процессии. К тому же они не какая-нибудь редкость. Разверните любую немецкую газету, и вы увидите, как они торжественно маршируют через всю страницу, а при некотором
воображении увидите знамена и услышите духовой оркестр. Как бы скромны ни были сами по себе речи, подобные слова придают им воинственное звучание.

Я большой любитель курьезов, и когда мне встречается подобный интересный экземпляр, я набиваю его и ставлю за стекло. У меня уже собралась ценная коллекция. Дубликаты я пускаю в обмен и таким образом ее пополняю. Вот несколько забавных экземпляров, которые мне удалось приобрести на распродаже имущества одного прогоревшего коллекционера:

Generalstaatsverordnotenversaiamlungen.

Altertumswissenschaften.

Kinderbewahrungsanstalten.

Unabhangigkeitaerklarungen.

Wiederherstellungsbestrebungen.

Waffenstillstandsunterhaltungen

Конечно, когда такие грандиозные горные цепи тянутся через всю страницу, они облагораживают и украшают литературный ландшафт, - но вообразите, каково приходится неискушенному новичку, когда они преграждают ему дорогу; он не может ни проползти под ними, ни перевалить через них, ни проложить в них туннель. В смятении он кидается к словарю, но и словарь бессилен ему помочь. Словарь должен же где-то провести черту, он знать не
хочет подобных словообразований. И он, конечно, прав.

Эти длинные штуки едва ли можно считать словами, это скорее словосочетания, и человека, их придумавшего, следовало бы убить.

Это составные слова с опущенными дефисами. Отдельные их элементы можно найти в словаре, но только в свободном, рассеянном состоянии. Вы можете выловить их поодиночке и кое-как уразуметь их слитное значение, но это
скучное и хлопотливое занятие. Я испытал этот способ на некоторых приведенных выше экспонатах.

"Freundschaftsbezeugungen" - это, по видимому, "Дружбоизъявления", - неудачный и неуклюжий вариант более обычного "Изъявления дружбы".

"Unabhangigleilserklarungen" - как я догадываюсь - не что иное, как "Независимостипровозглашения", - по-моему, это ничуть не лучше, чем "Провозглашения независимости".

"Generalstaatsverordnetenversammlungen" - очевидно, переводится как "Общиепредставителейзаконодательнойпалатысобрания", - но разве это не напыщенный синоним для менее вычурных "Сессий законодательной палаты"?

Было время, когда и наша литература грешила такими словесными выкрутасами, но, к счастью, эта мода миновала. В ту пору мы говорили о "приснопамятных" делах и обстоятельствах, тогда как теперь довольствуемся менее пышным - "памятные" и как ни в чем не бывало переходим к очередным делам. В те дни нам мало было набальзамировать событие и предать его приличествующему погребению - нет, подавай нам в каждом случае роскошный монумент!

К сожалению, в наших газетах патологическая страсть к словообразованию встречается и по сей день, как вредный пережиток, причем и мы, по немецкой методе, опускаем дефисы. Вот какие формы принимает это заболевание. Вместо
того, чтобы писать: "Мистер Сименс, секретарь окружного и районного судов, приезжал вчера в город", мы на новый лад пишем: "Секретарь окружного и районного судов Сименс приезжал вчера в город". Это не экономит нам ни времени, ни чернил и вместе с тем звучит куда корявее.

У нас часто встретишь на страницах газет такого рода сообщения: "Миссис товарищ прокурора окружного суда Джонсон возвращается на днях к началу сезона в свою городскую резиденцию". Поистине, порочное титулование - оно не
только не экономит время и труд, но еще и приписывает миссис Джонсон официальный чин, который она носить не вправе. Но эти робкие попытки наших борзописцев бледнеют перед тяжеловесной и мрачной немецкой системой нагромождать несуразные многоэтажные слова. Для примера приведу сообщение из отдела городской хроники, напечатанное в маннгеймской газете.

"В третьегоднядвенадцатомчасу ночи в небезызвестномнашемугородутрактире "Возчик" вспыхнул пожар. Когда огонь достиг аистомнаконькекрышисвитого гнезда, оба аистородителя его покинули. Но как только в бушующем
океанепламени загорелось и самое гнездо, быстровернувшаяся аистихамать ринулась в огонь и погибла, осеняя птенцов крылами".

Даже тяжеловесные немецкие обороты не в силах умалить величия этой картины и, наоборот, выгодно оттеняют его. Заметка датирована прошлым месяцем. Я не воспользовался ею раньше, так как ждал вестей об аистотце. Я жду их и поныне.

"Альзо!" Если мне так и не удалось показать, что немецкий язык труден для изучения, то это вышло вопреки и наперекор моим стараниям. Мне рассказывали об американском студенте, который на вопрос, каковы его успехи
в немецком, сказал, не обинуясь: "Какие там успехи! Я битых три месяца корплю над грамматикой, а выучил всего-навсего одну фразу: "Цвей гляс" ("Два стакана пива"). После минутного молчания он прибавил с чувством: "Но ужее-то я знаю".

Если мне также не удалось показать, что изучение немецкого способно довести человека до исступления, то виновато в этом мое неумение - намерения у меня были самые честные. Недавно мне пришлось услышать об одном вконец
исстрадавшемся американском студенте: единственное полюбившееся ему немецкое слово, в котором он находил прибежище и отдохновение, когда мужество изменяло ему и терпение его иссякало, было слово "damit" (ср. английское
"damn it" - "проклятье!"). Но оно радовало его своим звучанием, а не смыслом. И вот, узнав, что ударение в нем падает не на первый слог, бедный малый, лишившись последней опоры и утехи, стал чахнуть и вскоре отдал богу душу.

Мне кажется, что описание грандиозного, волнующего, потрясающего события должно звучать по-немецки бледнее, чем по-английски.

Наша звуковая палитра этого плана богата глубокими, сильными, раскатистыми оттенками, тогда как соответствующие немецкие слова представляются мне тусклыми, будничными, невыразительными. Треск, гул, шум, взрыв, зов, рев; гром, гроза, грохот; вопль, крик, визг, вой, стон, бой, ад - великолепные слова, в них чувствуется сила и экспрессия, родственные описываемым предметам, тогда как их немецкие эквиваленты, вялые и пресные, скорее пригодны для колыбельной, навевающей на младенца сон, - таково мое убеждение, а если я ошибаюсь, то, значит, эти мои внушительные уши предназначены скорее для декоративных целей, нежели для более высокой миссии - правильно воспринимать и оценивать звуки.

Вряд ли кто захочет пасть в битве, скромно именуемой "Шляхт"!

Даже чахоточному показалось бы, что он укутан слишком жарко, если бы он в одном крахмальном воротничке и кольце с печаткой собрался погулять в грозу, называемую таким чирикающим словом, как "Гевиттер".

А до чего тускло звучит даже самое выразительное из немецких слов, означающих взрыв, - "Аусбрух"! Наше "арбуз" и то лучше. Думается, немцы не прогадали бы, если бы позаимствовали у нас это слово для обозначения более сильных взрывов.

Немецкое "Хелле", соответствующее нашему "ад", напоминает "еле-еле". До чего же это мелко, легкомысленно и неубедительно! Вряд ли кому-нибудь покажется обидным, если ему предложат провалиться в "еле-еле".

Разобрав подробнейшим образом недостатки немецкого языка, я перехожу к более приятной и не столь трудоемкой задаче - к выяснению его достоинств.

Я уже упомянул о правиле писать существительные с прописной. Но гораздо важнее другое преимущество немецкого языка, состоящее в том, что слова пишутся так, как слышатся. Выучив за один урок немецкий алфавит, вы можете верно произнести любое слово, не обращаясь ни к чьей помощи.

Но пусть человек, изучающий английский язык, спросит, как прочесть слово из трех букв: BOW. Разве вам не придется ему ответить:

"Никто не скажет, как это слово читается само по себе, без контекста. Только выяснив, что оно значит в каждом данном случае: оружие, стреляющее стрелами, поклон или нос корабля, - мы сможем сказать вам, как его произносить".

В немецком немало слов необычайно выразительных и впечатляющих. Таковы слова, характеризующие мирную домашнюю жизнь скромных людей, исполненных родственной приязни друг к другу; слова, имеющие отношение к любви во всех ее формах и проявлениях, начиная с добрых чувств и доброй воли, обращенных на случайного прохожего, и кончая нежной страстью; слова, живописующие природу в ее самых кротких и пленительных проявлениях, - луга и леса, птицы и цветы, благоухание и солнечный свет лета и лунное сияние тихих зимних вечеров, - короче говоря, слова, обнимающие все формы и оттенки покоя, отдохновения и душевной гармонии; слова из мира волшебной сказки; но
особенно богат этот язык выразительными словами для обозначения высоких и сильных чувств. У немцев есть песни, исторгающие слезы даже у тех, кто не знает их языка. А это верный знак того, что слово звучит правдиво, что оно
правильно и точно передает заключенный в нем смысл. Так ухо внемлет миру, а через ухо - и сердце.


Немцы, видимо, не боятся повторять одно и то же слово, лишь бы оно соответствовало своему назначению. Они, если нужно, обращаются к нему вновь и вновь. Это мудро! Мы, пишущие по-английски, смертельно боимся повторений; стоит слову два-три раза встретиться в абзаце, и мы, из страха, как бы нас не заподозрили в неряшестве, готовы пожертвовать точным значением и удовлетвориться приблизительным смыслом, лишь бы не впасть в эту воображаемую ошибку вкуса. Быть может, повторение и не очень приятно, но насколько же хуже неточность!

Есть люди, которые с пеной у рта критикуют чужую религию или чужой язык, а потом преспокойно переходят к своим делам, так и не преподав спасительного совета. Я не из их числа. Я показал, что немецкий язык нуждается в коренной реформе, и не отказываюсь провести эту реформу. Во всяком случае, я готов преподать дельный совет. Такое предложение могло бы показаться нескромным. Но я посвятил свыше двух месяцев тщательному и кропотливому изучению немецкого языка, и это дает мне уверенность, что я вполне способен сделать то, на что не решился бы при более поверхностных знаниях.
Во-первых, я упразднил бы дательный падеж, так как его не отличишь от множественного числа. К тому же дательный падеж - дело темное: вы никогда не знаете, в дательном вы падеже или нет, и узнаете об этом только случайно, - и никто не скажет вам, с каких пор вы в нем находитесь, почему, и зачем, и как вы из него выберетесь. Словом, дательный падеж это бесполезное украшательство, и самое лучшее - от него отказаться.
Во-вторых, я передвинул бы глагол поближе вперед. Какой бы дальнобойной силой ни обладал глагол, он, при нынешних немецких расстояниях, не накроет подлежащего, а разве только покалечит его. А потому я предлагаю, чтобы эта важнейшая часть речи была перенесена на более удобную позицию, где ее можно было бы увидеть невооруженным глазом.
В-третьих, я позаимствовал бы из английского десятка два слов покрепче, чтобы было чем ругаться и чтобы можно было о ярких делах: говорить ярким языком.
В-четвертых," навел бы порядок в определении рода, сообразуясь с волею всевышнего. Этого требует простое уважение, не говоря уже о чем-то большем.
В-пятых, я упразднил бы в немецком языке непомерно длинные составные слова или потребовал бы, чтобы они преподносились по частям - с перерывами на завтрак, обед и ужин. Советую, впрочем, совсем их упразднить: понятия лучше перевариваются и усваиваются нами, когда они приходят не скопом, а друг за дружкой. Умственная пища похожа на всякую другую - приятнее и полезнее вкушать ее ложкою, чем лопатой.
В-шестых, я попросил бы каждого оратора не тратить лишних слов и, закончив фразу, не сопровождать ее залпом никчемных "хабен зинд гевезен гехабт хабен геворден зейв". Такие побрякушки лишь умаляют достоинство слога, не способствуя его украшению. Следовательно - это соблазн, и я предлагаю всячески с ним бороться.
В-седьмых, я упразднил бы все вводные предложения, а также скобки - круглые скобки, и квадратные скобки, и фигурные, и расфигурные скобки всех степеней и видов. Я потребовал бы от человека любого сословия и состояния говорить по делу, просто и без затей, а не умеешь - сиди и мо<


Ich liebe dich das Leben!

Сообщение отредактировал iskra_ne - Среда, 11.07.2012, 11:56
 
AnnyДата: Вторник, 17.07.2012, 23:52 | Сообщение # 43
Школьник
Группа: Проверенные
Сообщений: 12
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Не на сайте
iskra_ne, спасибо за статью smile Читала в метро. Улыбалась и смеялась на весь вагон. Особенно про рыбачку понравилось smile
Ну, ведь все правильно пишет! smile

qwer, отличный способ изучения языка smile У меня есть один знакомый. Он подобным образом выучил языка 4, кажется. Говорит, что такой способ позволяет мозгу усваивать язык как систему. Так-что у Вас все должно получиться в конечном итоге. smile
 
iskra_neДата: Среда, 18.07.2012, 12:11 | Сообщение # 44
Профессор
Группа: Проверенные
Сообщений: 285
Награды: 3
Репутация: 3
Статус: Не на сайте
Quote (Anny)
iskra_ne, спасибо за статью smile Читала в метро. Улыбалась и смеялась на весь вагон. Особенно про рыбачку понравилось smile

Зайдите сюда, здесь более полный текст...
Вот если бы Марк Твен начал бы изучать русский язык - для него бы это стало сущим кошмаром... biggrin
Вместо 4 - 6 падежей, и так далее и тому подобное... wink


Ich liebe dich das Leben!
 
qwerДата: Среда, 18.07.2012, 20:19 | Сообщение # 45
Аспирант
Группа: Проверенные
Сообщений: 108
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Не на сайте
Не поверите, но для меня этот отрывок оказался полезней некоторых учебников. Он обрисовал немецкий яз. весь, и от этого он стал для меня более понятным.
 
Форум об изучении немецкого языка, жизни и учебе в Германии » Изучение немецкого языка » Практика изучения немецкого языка » А как вы учили немецкий?
Страница 3 из 5«12345»
Поиск: